Яндекс.Недвижимость: квартиры в новостройках от застройщика. Квартиры в ипотеку


Козловский Б., 9. Детская поликлиника 34. Дом Рерберга

 

Детская поликлиника 34

Здание по адресу Б. Козловский переулок, 9 построено в 1986 г. Это типовое трёхэтажное здание поликлиники второй пловины прошлого века. На нём вывеска: "Управление здравоохранения Центрального административного округа. Государственное учреждение. Детская городская поликлиника 34".

Б. Козловский, 9. 2006 г.
Поликлиника 34 – Б. Козловский, 9
Б. Козловский, 9. 2006 г.
Большой Козловский, 9

Парадный подъезд "по-советски": "Вход в поликлинику со стороны двора". Зато "отзывы-граффити" – по-новому.

 

Дом Рерберга

Раньше по адресу Б. Козловский, д. 9 стоял деревянный домик И.Ф. Рерберга (1831-1917), инженера путей сообщения тайного советника. Сюда после смерти жены он переехал с казённой квартиры. Иван Федорович был членом Совета Яузского попечительства, председателем Комиссии по надзору за устройством канализации и водопровода при городской Управе.

Вокруг дома был сад, в котором с лопатой в руках коротал время бывший руководитель службы железных дорог Москвы. Здесь выросли его дети.

Старший сын Фёдор (1865-1938), написал в этом доме свои лучшие картины и стал известным художником. Иван Рерберг – российский инженер, архитектор. Одно время братья жили вместе в доме Мясницкая, 24.

Дочь Елизавета – одарённая пианистка – посвятила жизнь отцу. Она умерла в начале 1918 г., через несколько месяцев после его смерти. Кстати, она вместе с отцом была собственницей дома. Муж Елизаветы – композитор А.Т. Гречанинов, в исполнении которого здесь состоялось первое прослушивание оперы "Микула Селянинович" – в 1925 г. покинул Россию. Он умер в 1956 г., в Нью-Йорке.

Другая дочь Софья работала в бывшем рядом с домом Ксенинском приюте.

 

Из воспоминаний Игоря Говоркова

Мы приехали в Большой Козловский в 1951-м и прожили в доме Рерберга до 1972 г. После наступления, по выражению Остапа Бендера, "эпохи исторического материализма" в особняке разместили общежитие студентов-художников. Видимо, от тех времен остался там жить до конца 1960-х гг. художник-график Кравцов Гершон Абрамович (1906-1981). Около его стола, можно сказать, я провёл своё раннее детство. Кравцов оформил множество книг, писал картины, делал гравюры.

В доме был прекрасный паркет, в том числе в коридорах. В нашей комнате пол был сложен из цельных плит примерно 30х30 см с промежуточными вкладками из тёмного дерева. На втором этаже сохранились фрагменты стеклянной крыши. В наше время особняк представлял собой "воронью слободку". Когда мой отец хлопотал о новой квартире в начале 1970-х гг., ему дали справку, что в квартире 1 (первый этаж) и квартире 2 (второй этаж) в общей сложности проживает 60 человек.

В переулок из-за дома выглядывала огромная лиственница. Перед тем, как её уничтожить вместе с домом в начале 1980-х гг., "Московская Правда" напечатала маленькую заметку с фотографией. Сообщалось, что это самое старое дерево Москвы. Потом весь переулок был в чурбаках. Зачем сломали дом и дерево? Чтобы построить в историческом центре такую безликую уродину – это надо было догадаться. Хотя соседние дома-конструктивисты тоже не отличаются архитектурными излишествами.

 

Большой Козловский переулок, дом 9 на карте

 

Другие дома в Большом Козловском переулке.