Яндекс.Недвижимость: квартиры в новостройках от застройщика. Квартиры в ипотеку


Абакумов Виктор Семёнович

Виктор Семёнович Абакумов (1908-1954) – советский государственный и военный деятель, генерал-полковник, начальник Главного управления контрразведки (СМЕРШ) в 1943-1946 гг., министр государственной безопасности СССР.

Виктор Абакумов Молодые годы Абакумова Начальник Главного управление контрразведки
Министр государственной безопасности Дела Абакумова Преданный слуга

 

Виктор Абакумов 

Виктор Семёнович Абакумов
Виктор Семёнович Абакумов

Виктор Семёнович Абакумов родился в апреле 1908 г. Был расстрелян в декабре 1954 г. Дореволюционная весна и социалистическая зима...

Большая часть публикаций об Абакумове ограничивается перечислением биографических данных, связанных с его профессиональной деятельностью. А между тем, за фактами биографии и обвинениями в жестокости и авантюризме скрывается трагедия незаурядного человека, энергию и талант которого система использовала для достижения своих целей, а потом уничтожила при подозрении в нелояльности.












 

Молодые годы Абакумова 

Виктор Абакумов родился в Москве, в бедной семье. Отец – рабочий, мать – швея. После окончания 4-х классного городского училища встал вопрос: "Как жить дальше?" Шёл 1921 г., есть было нечего. И здесь в первый раз система обратила внимание на личные качества Виктора Семёновича. Судьба постучалась в облике знакомого отца, служившего в ЧОНе – Частях особого назначения. Ему понравился рослый, сообразительный парнишка, и он предложил ему служить санитаром в его отряде. В конце 1923 г. Виктор демобилизовался. Однако, по его словам, служба в ЧОНе сделала из него "честного и несгибаемого борца за светлые социалистические идеалы". Возможно, след, который служба оставила в анкете, в дальнейшем сыграл роковую роль.

 

Начальник Главного управление контрразведки 

В начале 1930-х гг. Абакумова назначили завотделом Замоскворецкого райкома комсомола. Работа ему не нравилась, начального образования было мало, и он просил отпустить его на учебу.

Но судьба распорядилась иначе. В 1932 г. Абакумова по мобилизации перевели в ОГПУ, где ощущался недостаток кадров в связи с постоянными "чистками". Молодой "опер" был на хорошем счету, как вдруг разразился скандал. Абакумова подвело его необыкновенное женолюбие. В 1934 г. обнаружилось, что он использовал конспиративные квартиры для встреч со своими подругами, и его перевели подальше от глаз начальства на низовую работу в ГУЛАГ. Однако система готовила ему другую суьбу.

Вскоре дважды сменилось руководство НКВД: вначале расстреляли Генриха Ягоду, а потом – его преемника Николая Ежова. Вслед за устранением наркомов провели кровавую "чистку" всего ведомства. "Почистили" так, что образовалась катастрофическая нехватка людей. Вот тогда Абакумова и вернули из "ссылки". Некоторое время он был оперативным работником, но его заметили: в 1938 г. новый нарком Л. Берия назначил Абакумова начальником управления НКВД Ростовской области. Абакумов проявил большие способности по изобличению "врагов народа". Обладая большой физической силой, он лично участвовал в допросах и "выбивал" из подследственных признания. Не всем коллегам это нравилось, но никто не упрекал его в бессмысленной жестокости: он успешно решал поставленные системой задачи.

Преданность, энергичность, прекрасное знание оперативной работы, организаторский талант, решительность – всё это имело решающее значение, когда меньше, чем через месяц после начала войны, 19 июля 1941 г., Абакумова назначили начальником Управления Особых отделов НКВД СССР с широкими полномочиями, поскольку одновременно он стал заместителем наркома внутренних дел СССР. Особые отделы ведали вопросами государственной безопасности в Армии, Флоте и других вооруженных формированиях. Военные эксперты признают, что советская контрразведка в первые годы войны действовала успешно. И немалая заслуга в этом Абакумова. В 1943 г. Особые отделы вывели из состава НКВД и на их основе образовали Главное управление контрразведки, получившее название СМЕРШ. Начальником Управления, переведенного в Наркомат обороны, назначили Абакумова. Одновременно Сталин сделал его заместителем наркома обороны СССР, подчинявшегося лично Сталину. В итоге, советская контрразведка успешно противостояла немецкому абверу.

 

Министр государственной безопасности 

Кончилась война. В июле 1945 г. Абакумову присвоили звание генерал-полковника, а в мае 1946 г. назначили министром государственной безопасности. В жизни Абакумова начался период, когда опасная близость к Сталину вовлекла его в водоворот "дворцовой" борьбы за власть. Для Сталина послевоенная ситуация была сложной:

  • военная верхушка после победоносной войны требовала к себе уважительного отношения. На войне люди привыкли принимать решения и нести за них ответственность. Перестроиться на прежний лад было трудно, да и не хотелось. Кроме того, вскрылись злоупотребления с присвоением трофейного имущества, что приводило аскетичного Сталина в ярость. Слава Г.К. Жукова, как единственного организатора побед в сочетании со злоупотреблениями и грубостью с подчинёнными, раздражала не только Сталина, но и многих военных руководителей;
  • провал Израильской политики Сталина осложнил отношения с Еврейским антифашистским комитетом;
  • молодые советские и партийные деятели ленинградской школы не вписывались в окружение Сталина. Расхождения были не только по экономическим вопросам. Серьезные опасения у "старой гвардии" вызывала их непричастность к массовым репрессиям;
  • старые соратники, по мнению Сталина, не годились в преемники. Они знали это и становились опасными.

Решение проблем предполагалось провести в "установленном порядке": арест, предъявление преувеличенных или надуманных обвинений, принуждение к признанию вины и оговору других, расправа. В борьбе с "врагами народа" Абакумову была отведена роль непосредственного исполнителя: опытного, энергичного, решительного и преданного. Как вскоре выяснилось, "преданного" означало не только "надежного".

У Абакумова и раньше были сложные отношения с военной и партийной верхушкой, а в процессе выполнения заданий хозяина Кремля он испортил отношения практически со всеми. Сталин требовал от него полной информации о своем окружении, и поскольку источников информации у Сталина было несколько, искажение или сокрытие информации было смертельно опасным.

 

Дела Абакумова 

Наступление на военную элиту Сталин начал с "Авиационного дела". Причиной его возникновения были хорошие отношения главкома ВВС А.А. Новикова с Жуковым, до которого хотел добраться Сталин. За махинации с трофейным имуществом арестовали генералов из окружения Г.К. Жукова. Самого же Жукова, несмотря на недовольство им многих высокопоставленных военных, Сталин арестовывать не стал. Слишком сильны были в народе ассоциации Жукова с Победой. Была сделана попытка завести дело об измене Родине руководства ВМФ, но до конца его не довели.

Во время этих дел Абакумов окончательно испортил отношения с военными. И здесь трудно было понять, где он выполнял волю хозяина, а где действовал из желания угодить хозяину. Во всяком случае, к подследственным применялись "активные" методы допроса и вёл их часто сам Абакумов.

"Дело Еврейского антифашистского комитета" было ещё одним звеном в борьбе за власть, разгоревшейся в партийной среде. Проходило оно под флагом кампании борьбы с сионистами. Закончилось оно Особым совещанием МГБ, которое вынесло ограниченное количество приговоров. Возможно, какую-то роль сыграл в этом сам Абакумов, который не хотел расширять дело Комитета.

"Ленинградское дело" по устранению группы молодых партийно-хозяйственных деятелей поставило Абакумова в трудное положение. По некоторым источникам, он был в дружеских отношениях с секретарем ЦК А.А. Кузнецовым, который курировал МГБ с марта 1946 г., а теперь был главным обвиняемым. Абакумов старался "притормозить" ход дела, но ему противостояла "старая гвардия". Это было последнее "успешное" дело Абакумова.

"Дело врачей" стало роковым для Абакумова. Что-то его настораживало, и он предложил подполковнику М.Д. Рюмину (1913-1954), вёдшему дело, не торопиться, "потому что оно заведет... в дебри". В заключении умер Этингер, главный обвиняемый, и, вроде, дело можно было закрыть. Но вдруг на стол Сталина легло письмо Рюмина о том, что министр МГБ В.С. Абакумов тормозил расследование дела Этингера и способствовал его гибели.

 

Преданный слуга 

Конечно, Рюмин не сам до этого додумался. Донос был написан в кабинете С.Д. Игнатьева (1903-1983) и поступил через помощника Маленкова. В это время Маленков не только вернулся из "ссылки", в которую его отправили в связи с "Авиационным делом", но и часто замещал Сталина ввиду его недомоганий. События развивались быстро. Донос поступил 2 июля 1951 г. Абакумова сразу сняли с поста министра и образовали комиссию по проверке деятельности Министерства государственной безопасности (МГБ). В неё включили "заклятых друзей" Абакумова: трёх сотрудников аппарата ЦК Г. Маленкова, М. Шкирятова, С. Игнатьева и Л. Берию. Удивительно, с какой легкостью Сталин отдавал на расправу преданных ему людей. 12 июля Абакумова арестовали по его приказу.

При аресте у Абакумова обнаружили документы, содержащие компромат на Маленкова, Берию и Хрущёва, что серьёзно осложнило его положение. В процессе следствия выяснилось, что Абакумов считал Этингера провокатором, что раскручивание "Дела врачей" могло привести к повторению 37-го г. и даже заявил: "Пока я нахожусь на этом посту, повторения не допущу".

Комиссия ставила в вину Абакумову "сокрытие следственных данных о подготовке заговора медиков против руководителей партии и правительства". О том, что "Дело" было просто поводом для расправы с неугодным "старой гвардии" министром показал весь ход событий. Среди обвинений было "сокрытие сионистского заговора" при расследовании "Дела Еврейского антифашистского комитета". Оно почти заглохло, но после ареста Абакумова получило продолжение.

Следствие длилось два года. В мае 1952 г. сняли с работы начальника охраны Сталина Н.С. Власика (1896-1967), а в декабре – его арестовали по обвинению в "потакательстве врачам-вредителям". Сам Власик в заговор врачей не верил и в свое время советовал Абакумову не торопиться с арестом Этингера. Похоже, что "старая гвардия" вышибала из окружения Сталина преданных ему людей.

За два года допросов и нечеловеческих условий содержания Абакумова превратили в инвалида. Но, по общему признанию, вел он себя "как настощий мужчина" и "создать" следователям "заговор врачей" не дал. Новый министр МГБ С.Д. Игнатьев от постоянных разносов Сталина, недовольного ходом расследования получил инфаркт. Заместителя министра МГБ Рюмина с должности сняли. Он не смог доказать, что Абакумов потворствовал "врачам-вредителям".

Своим мужеством Абакумов спас многих сотрудников МГБ, арестованных вслед за ним. П. Судоплатов написал: "На допросах он вёл себя как настоящий мужчина с сильной волей. Я изменил свое мнение о нём, потому что, какие бы преступления он ни совершал, он заплатил за всё сполна в тюрьме. Ему пришлось вынести невероятные страдания. Благодаря его мужеству в марте и апреле 1953 г. стало возможным быстро освободить всех арестованных, замешанных в так называемом заговоре, потому что именно Абакумову вменялось в вину, что он был их руководителем".

Коллеги Абакумова, арестованные по одному с ним делу, так же проявили мужество и не признали себя виновными. Сослуживцы отзывались об Абакумове, как о хорошем профессионале и требовательном, но надёжном руководителе, который не перекладывал ответственность на подчиненных.

После странной смерти Сталина в марте 1953 г. "Дело врачей" развалилось. Партийная верхушка могла подбрасывать дровишки в огонь, но когда огонь угас, никто не захотел брать на себя ответственность за кровавый маскарад. В результате объединения МГБ и МВД под началом Берии Игнатьев поста лишился. 31 марта 1953 г., практически сразу после смерти Сталина, Берия прекратил "Дело врачей". При этом он возложил всю ответственность за инспирирование и фальсификацию дела на Рюмина, и обвинил Игнатьева в том, что он "шёл на поводу у Рюмина". Игнатьева Маленков смог спасти – его услали на перифирию. А Рюмина приговорили к расстрелу.

Казалось бы, теперь Абакумова должны были освободить. Нет. "Старой гвардии" нужно было убраь опасного свидетеля её преступлений.

Берия перенес акцент на фальсификацию Абакумовым "Авиационного" и "Ленинградского" дел. То, что органы госбезопасности действовали самостоятельно и выходили из под контроля партии – наивная сказка. Стоит только посмотреть, с какой регулярностью и жестокостью расстреливали их руководителей и затем проводили чистки низового состава. Вот и теперь необходимо было убедиться, что у Абакумова больше нет никаких компромитирующих документов и затем от него избавиться. Абакумов опять вел себя твердо, заявляя, что "Сталин давал указания, я их исполнял". К тому же, всегда в ЦК был человек, курировавший органы безопасности. Он не мог не знать, что там происходит. Существует предположение, что во времена, когда министром МГБ был Абакумов, этим человеком был Н.С. Хрущёв. Однако это никого не волновало, или, наоборот, именно это и волновало. Борьба за власть продолжалась. В июле 1953 г. Берию арестовали и 23 декабря расстреляли.

Но это не облегчило положения Абакумова. Не только остались обвинения в фабрикации "Авиационного" и "Ленинградского" дел. Его с шестью руководящими работниками МГБ включили в "банду Берии". Все знали, что Абакумов, выполняя указания Сталина, стал личным врагом Берии. В начале 1950-х гг. Сталин счёл, что Берия, расставив на многих должностях своих людей, приобрёл слишком большую власть, и распорядился провести среди них аресты и собрать компромат на Берию и его родственников. Дошло до того, что Берию начали обыскивать, когда он приезжал к Сталину. Делалось это руками Абакумова и его людей. На первый вгляд, ситуация абсурдная. На самом деле смысл был в том, что в 1946-1949 гг. куратором МГБ в ЦК был секретарь ЦК А.А. Кузнецов. После его расстрела в связи с "Ленинградским делом" в 1950 г. МГБ осталось без куратора. Документы не сохранились. Включение Абакумова в "банду Берии", должно было создать впечатление, что куратором был Берия, хотя с 1945 г. он к МГБ отношения не имел. Косвенные документы дают основания полагать, что куратором был Н.С. Хрущёв. Скорее всего, курирование вошло в обязанности первого секретаря горкома Москвы и обкома Московской области, которым он являлся с 1949 г. Именно Хрущёв приказал Генеральному прокурору немедленно привести приговор в исполнение, когда тот доложил о вынесении смертного приговора и спросил: "Можно ли закругляться?" 19 декабря 1954 г., в день суда, не выждав время, положенное для подачи ходатайства о помиловании, Абакумова расстреляли.

Шекспир со своими Гамлетами и Макбетами отдыхает.

 

Ещё о Викторе Абакумове 

Квартира Абакумова