Яндекс.Недвижимость: квартиры в новостройках от застройщика. Квартиры в ипотеку


Кренкель Эрнст Теодорович

Эрнст Теодорович Кренкель (1903-1971) – советский полярник-радист, автор мемуаров "RAEM – мои позывные".

Эрнст Кренкель Кренкель – беспартийный немец-радист
Из мемуаров Кренкеля Кренкель – биография Московские адреса Кренкеля

 

Эрнст Кренкель 

Эрнст Теодорович Кренкель
Эрнст Теодорович Кренкель

Эрнст Кренкель – радист первой советской дрейфующей полярной станции. Первый председатель Всесоюзного общества филателистов.

В 1969-1971 гг. Э.Т. Кренкель написал мемуары "RAEM – мои позывные", в которых признался: "Я был бы счастлив, если бы стал писателем".

Впрочем, он и так прожил счастливую жизнь, потому что у него была смелость слышать голос своего сердца. Кренкель мог стать хорошим писателем, но его увела жизнь. Она была настолько полна и интенсивна, что вытеснила всё остальное.






 

Кренкель – беспартийный немец-радист 

Чаплыгина, 1 А. Э.Т. Кренкель. 2005 г.
Э.Т. Кренкель

На станции "Северный полюс", дрейфовавшей с 6 июня 1937 г. по 19 февраля 1938 г., было трое коммунистов и один беспартийный. Беспартийным был радист Кренкель. И тем не менее, на льдине свято исполнялись партийные законы.

Периодически на льдину поступали сведения об арестах и судебных процессах над врагами народа. Предназначались они только для коммунистов.

Принимал сообщения беспартийный Эрнст Кренкель, ставил на них гриф "Секретно" и передавал Папанину. После обсуждения сообщений на закрытых партийных собраниях решения, клеймящие врагов народа, отдавали Кренкелю, который передавал их на Большую Землю.

Самое интересное, что пока шло собрание Кренкель топтался на улице, пытаясь согреться и ожидая когда из палатки раздастся "Интернационал", пение которого означало возвращение к тёплому очагу.

Для нас это выглядит, как забавная история. А каково было выдерживать такое больше восьми месяцев?





 

Из мемуаров Кренкеля 

О том, каким человеком был Эрнст Теодорович Кренкель, лучше всего говорят его мемуары "RAEM – мои позывные":

  • Большим событием стала покупка письменного стола для отца. Родители долго ходили, выискивали и приценялись. Наконец стол куплен, привезён и водворён на место. Дешёвый, то, что сейчас называется "ширпотреб", но обтянутый полагающимися в таких случаях зелёным сукном, он выглядел вполне представительно. Так как вместе с родителями мы прочувствовали все разговоры, сомнения и соображения, предшествовавшие его покупке, стол вызывал у нас глубокое почтение. Опасение, как бы не задеть его во время детских игр, не оставляло нас ни на минуту.

    Вскоре верхняя доска рассохлась, и сукно лопнуло. Священный страх перед столом стал уменьшаться. Затем кухарка опрокинула чернильницу. Скандал по этому поводу продолжался несколько дней, но ореол стола померк. Трещина и пятно сделали свое дело, мы стали с ним запанибрата, опять можно было спокойно двигаться и дышать. Мне запомнилась эта история – свидетельство того, сколь тягостно соприкосновение с безупречным.

  • Стало семейной традицией, что моя жена при отправке на очередную зимовку или экспедицию вручала мне плотно упакованный пакет: вскрыть 24 декабря, ровно в шесть часов вечера. Обычно это была картонная коробка от обуви. На этот раз была использована квадратная коробка, обклеенная бумагой с названием давно исчезнувшей кондитерской фирмы 'Эйнем'.

    В нашем доме всё было на виду и при всём желании никак нельзя было уединиться. Вопрос решился просто и чётко: "Ребятки, не мешайте. Буду открывать женин подарок". Все люди одинаковы, и у всех бывают минуты, когда надо быть в одиночестве. Сев в углу на свою койку, стал развязывать – именно развязывать, а не резать – тугие узелки бечёвки. И верёвочка из дома, и эти узелки завязывали руки моей Наташеньки.

    А вот и содержимое: несколько коробок хороших папирос "Золотое руно" для трубки, бутылка с кофейным ликёром домашнего изготовления, несколько до сего времени неизвестных мне фотографий Наташи с детьми Ирой и Люсей и самое ценное – письмо.

    Читаю письмо и старательно отворачиваю лицо. В эти минуты я беззащитен. Вероятно, по моему лицу можно было прочитать, как по открытой книге, – хочу домой! Возможно, и глаза были подозрительно влажными.

    К вечернему чаю все получили по рюмочке ликера. Сначала был проведён краткий инструктаж: ребята, лакать этот божественный напиток, как водку, не полагается. Это дурной тон. Надо пригубить несколько капель и затем старательно языком размазывать их по нёбу, чтобы ощутить весь букет. Вот мы вчетвером размазывали и ощущали...

    Как известно, в жизни мужчины два очень серьезных шага – выбор профессии и выбор жены. Счастлив тот, кому повезёт правильно решить эти вопросы раз и навсегда, на всю жизнь.

  • Когда мы возвращались из Арктики, Толю Ляпидевского прозвали "дамским лётчиком". Прозвали его так потому, что он вывез из лагеря десять взрослых женщин и двух маленьких девочек, а прозвище пристало плотно ещё и потому, что был Ляпидевский холост и любое красноречие бессильно описать то внимание, которым одаряла Героя номер один прекрасная половина рода человеческого. По непроверенным слухам, письма и нежные записки носили нашему Толе, чуть ли не бельевыми корзинами.

    Меня обуревала чёрная зависть.

    Однажды в одном из подмосковных городов группа челюскинцев, в том числе и Ляпидевский, чудным летним вечером выступала в зелёном театре. Все челюскинцы и местные власти – за столом на сцене. Напротив, на скамейках – зрители, в том числе и моя жена.

    Стол президиума был длинным, и на противоположном от меня конце сидела красивая молодая женщина, секретарь городского комитета комсомола. Кто-то произносил очередную речь, и вдруг я вижу, как эта симпатичная молодая особа что-то пишет, а затем из рук в руки по столу президиума пошла записка, и странное дело – записка оказалась адресованной не Толе Ляпидевскому, а мне.

    Не разворачивая записки, я с торжествующим лицом показал её жене: вот, мол, не одному Толе получать записки от интересных женщин! Однако, прочитав записку, я свернул её, положил в карман и постарался, чтобы по моему лицу жена не поняла, что в ней написано. На обратном пути жена учинила допрос:

    – Что за записку прислала тебе эта красивая дамочка?

    – Ай, ничего интересного...

    Но жёны остаются жёнами. Записку пришлось показать. Она была лаконична и впечатляюща:

    "Товарищ Кренкель, пришлите мне, пожалуйста, папиросу!"

    Да, соперничать с Толей Ляпидевским было не просто...

 

Кренкель – биография 

  • 1903. 24 декабря в г. Белостоке (ныне Польша) родился Эрнст Кренкель. По происхождению немец. Отец – Теодор Эрнстович Кренкель (1863-1924), мать – Мария Яковлевна Кренкель (урождённая Кестнер).
  • 1910-1921. Переезд семьи в Москву. Учеба в реформатской гимназии. Подработка во время войны: упаковывал посылки, расклеивал афиши, батрачил у садоводов. Был помощником электромонтёра и подручным механика.
  • 1921-1922. Кренкель с отличием окончил курсы радиотелеграфистов.
  • 1922-1924. Радист Люберецкой приёмной радиостанции, одновременно – студент радиотехникума.
  • 1924-1925. Смерть отца. Зимовка в полярной обсерватории Маточкин Шар на архипелаге Новая Земля.
  • 1925-1926. Воинская служба в радиотелеграфном батальоне во Владимире. Рождение дочери Ирины (1926 ?).
  • 1927-1928. Вторая зимовка в полярной обсерватории Маточкин Шар на архипелаге Новая Земля. Рождение дочери Людмилы.
  • 1928. Радист экспедиции на гидрологическом судне "Таймыр" в Баренцевом море.
  • 1928-1929. Сотрудник Центрального НИИ связи.
  • 1929-1930. Зимовка на полярной станции Бухта Тихая (Земля Франца-Иосифа). Женитьба на Наталии Петровне Корягиной.
  • 1931. Радист советско-германской полярной экспедиции на дирижабле "Граф Цеппелин". Начальник радиостанции Общества друзей радио Осоавиахима.
  • 1932. Радист экспедиции на пароходе "Сибиряков" по Северному морскому пути. Награждение орденом Трудового Красного Знамени.
  • 1933. Эрнст Кренкель – радист экспедиции на советском дирижабле "В-3".
  • 1933-1934. Радист экспедиции на пароходе "Челюскин" по Северному морскому пути, радист временного лагеря на дрейфующем льду. Эрнст Кренкель награждён орденом Красной Звезды.
  • 1935-1936. Начальник полярных станций Мыс Оловянный и Остров Домашний на Северной Земле.
  • 1937-1938. Радист первой дрейфующей станции "Северный полюс". Присуждение Э.Т. Кренкелю звания Героя Советского Союза и степени доктора географических наук без защиты диссертации. Награждение двумя орденами Ленина, избрание депутатом ВС СССР.
  • 1938-1948. Кренкель – начальник Управления полярных станций Главсевморпути.
  • 1940. Рождение сына, названного в память отца Теодором.
  • 1948-1951. Эрнст Кренкель – директор Московского радиозавода "Волна".
  • 1951-1971. Заведующий лабораторией, заведующий отделом, директор НИИ гидрометеорологического приборостроения Гидрометслужбы СССР.
  • 1961-1971. Эрнст Кренкель – председатель Федерации радиоспорта СССР (на общественных началах).
  • 1966-1971. Кренкель – председатель правления Всесоюзного общества филателистов (на общественных началах).
  • 1968-1969. Руководитель рейса научно-исследовательского судна "Профессор Зубов" к берегам Антарктиды. В экспедиции Кренкель начал писать мемуары "RAEM – мои позывные".
  • 1970 Руководитель рейса научно-исследовательского судна "Профессор Зубов" к берегам Антарктиды. Смерть жены Наталии Петровны Кренкель (1902-1970). В экспедиции Кренкель начал писать мемуары "RAEM – мои позывные".
  • 1971. Закончены мемуары "RAEM – мои позывные". 8 декабря – умер Э.Т. Кренкель. Похоронен на Новодевичьем кладбище.
 

Московские адреса Кренкеля 

  • Машкова, 24. По этому адресу Кренкели переехали в 1912 г. Правда, едва ли это был существующий ныне дом. В воспоминаниях Кренкель написал, что "...дом был деревянным, плохоньким... Наша квартира размещалась во втором этаже. Под нами жила семья мясников". По справочной книге 1914 г. Кренкель жил здесь с отцом и матерью.
  • Огородная слобода, 6. Городской Дом пионеров. Э.Т. Кренкель выступал перед пионерами после экспедиций в Арктику.
  • Орликов, 10. Дом Тихоновой. Первая квартира семьи Э.Т. Кренкеля, в которой они жили в 1910-1912 гг. Дом не сохранился.
  • Покровка, 1. Реформатская гимназия, в которую в 1910 г. поступил Эрнст Кренкель.
  • Рождественский бульвар, 10. Квартира 21. Здесь с начала 1920-х гг. до 1955 г. жил полярный исследователь Георгий Давыдович Красинский (1890-1955). На его квартире Кренкель узнал об экспедиции на Землю Франца-Иосифа и познакомился с будущим начальником экспедиции О.Ю. Шмидтом.
  • Рождественский бульвар, 15. Отделение уголовного розыска. Эрнст Кренкель провёл здесь три недели за незаконное обращение с оружием. От судимости, которая могла изменить всю его жизнь, спасли два обстоятельства. Во-первых, ему было 15 лет. Во-вторых, следователь был раньше преподавателем, как и отец Кренкеля. Они нашли общий язык.
  • Трёхсвятительский Б., 4. По этому адресу в 1913 г. переехала реформатская гимназия. На новом месте она стала называться церковным училищем. Кренкель окончил училище в 1914 г.
  • Улица Кренкеля. Улица в Северо-восточном округе. Названа в честь Э.Т. Кренкеля в 1938 г.
  • Харитоньевский Б., 12. В этом доме Кренкель жил в 1920-х гг. Из него он переехал в соседний дом ул. Чаплыгина, 1.
  • Харитоньевский М., 5. В здании бывшего епархиального училища после 1917 г. была организована единая трудовая школа, где Кренкель провел 1917-1918 гг. Основной целью пребывания в школе было выживание. Там кормили и давали пайки.
  • Чаплыгина, 1 C1. Кооператив "Научные работники". В этом доме Э.Т. Кренкель жил в 1930-1971 гг. Сначала – в квартире 8, а потом – в квартире 20. На доме мемориальная доска.