Яндекс.Недвижимость: квартиры в новостройках от застройщика. Квартиры в ипотеку


Ботмер Клотильда

Портрет графини Клотильды фон Ботмер, 1830-е
Клотильда фон Ботмер, 1830-е

Графиня Клотильда фон Ботмер (1809-1882) – одна из прекрасных, и не только внешне, женщин, которой поэты посвящали стихи. У графини Клотильды поэтов-поклонников было трое.

Первым был русский поэт Тютчев. В жизни Клотильды он появился раньше всех и исчез позже всех. Второй промелькнул в ранней молодости Клотильды, но зато это был Генрих Гейне (1797-1856). И был ещё один – барон Аполлоний фон Мальтиц (1795-1870). Поэт ныне забытый.

Забегая вперед, можно сказать, что Провидение хранило Клотильду с самого начала. Оно уберегло её от легкомысленного Гейне, растратившего свое здоровье на развлечения. Не дало осуществиться мечте выйти замуж за обожаемого Теодора, известного своими служебными и семейными проблемами.

Зато Провидение дало ей радость общения с Тютчевым, сделавшим её имя бессмертным, и подарило семейную жизнь с Мальтицем, который смог дать счастье любимой женщине.

Итак, по порядку.

Клотильда родилась в Мюнхене в апреле 1809 г. В семье Ботмеров было двенадцать детей, она была восьмым ребенком, а старшей была её сестра Элеонора, которая, как часто бывает в многодетных семьях, "пасла" малышей.

Семнадцати лет Элеонора вышла замуж за русского дипломата Александра Петерсона, однако в конце 1825 г. случилась беда: муж умер, и Элеонора осталась с четырьмя сыновьями.

Была весна 1826 г. Элеонора часто наведывалась в русскую миссию по делам, связанными со смертью мужа, а Тютчев только вернулся в Мюнхен из отпуска, полученного после неудачного сватовства к Амалии Лерхенфельд. Здесь Теодор и познакомился с Элеонорой, а через неё и с Клотильдой. Клотильде в ту пору было 17 лет. Конечно, 22-летний Теодор, так звучало его имя в Германии, увлёкся обеими сёстрами-красавицами, а в молодого, обаятельного служащего миссии влюбились обе сестры. Но Клотильда понимала положение Элеоноры, и, то ли по её настоянию, то ли по мягкости своего характера, сделала так, что Теодор "предпочёл" старшую сестру.

Весной 1828 г. частым гостем в гостиной сестёр стал Гейне. В одном из писем Гейне писал: "Знаете ли вы дочерей графа Ботмера? Одна, уже не очень молодая, но бесконечно очаровательная, состоящая в тайном браке с молодым русским дипломатом и моим лучшим другом Тютчевым, и её очень юная красавица сестра – вот две дамы, с которыми я нахожусь в самых приятных и лучших отношениях. Они обе, мой друг Тютчев и я, мы часто обедаем вчетвером". Письмо было написано в апреле, а в июле Гейне уехал во Флоренцию.

Теодор ревновал. Гейне был известным ловеласом, но думается, не только это имело значение, когда он писал стихи, адресованные Клотильде: "Не верь, не верь поэту, дева". Видимо, себя он поэтом не считал и имел в виду своего друга Гейне. Клотильда русского языка не знала, но Теодор прекрасно знал немецкий и мог вполне донести до неё стихотворный перевод. Вскоре отношения молодых людей испортились. Теодор пренебрег просьбой Гейне оказать протекцию для получения кафедры в Мюнхенском университете, выполнение которой могло вернуть Гейне в Мюнхен. Клотильда не огорчилась.

Время, проведённое с сёстрами Ботмер после женитьбы на Элеоноре, середину 1820-х – начало 1830-х гг., поэт вспоминал, как лучшие годы жизни. В 1846 г. он говорил дочери Анне: "Если бы ты видела меня за пятнадцать месяцев до твоего рождения... Мы совершали тогда путешествие в Тироль – твоя мать, Клотильда, мой брат и я. Как всё было молодо тогда, и свежо, и прекрасно! Первые годы твоей жизни, дочь моя, которые ты едва припоминаешь, были для меня годами, исполненными самых пылких чувств. Я провёл их с твоей матерью и с Клотильдой. Эти дни были так прекрасны, мы были так счастливы!"

Думается, что это время осталось и в памяти Клотильды, как "золотое". Практически она была членом семьи Теодора. Как ни странно, сохранились их адреса в 20-е – 30-е гг.: в Мюнхене они жили под одной крышей. После смерти Элеоноры в 1838 г. Клотильда надолго забрала к себе её дочерей, для которых была крёстной матерью.

 

Клотильда фон Мальтиц 

Секретарь русской миссии барон фон Мальтиц неоднократно делал Клотильде предложения выйти за него замуж. Однако согласие он получил только весной 1838 г., когда Клотильда поняла, что сердце Теодора занято Эрнестиной Дернберг. К своему поздравительному письму, адресованному Мальтицу, Теодор приложил стихи, которые, он был уверен, увидит Клотильда:

Мы шли с тобой вдвоём путем судьбы тревожным.
На наших лицах тень лежала, как печаль.
Мы сели отдохнуть на камень придорожный
И взглядам нашим вдруг одна открылась даль...

В апреле 1839 г. Клотильда стала баронессой фон Мальтиц. Ей было 30 лет. В Мюнхене Клотильда и Теодор были почти соседями: они жили через один дом. Клотильда была крёстной детей Эрнестины и Теодора. Однако отношения понемногу портились. Теодора нервировал вид семейного счастья Клотильды. Так он писал Эрнестине: "Я себе не очень нравлюсь в их обществе". Мальтица перевели в Веймар, и к 1847 г. их отношения прекратились.

Большая часть семейной жизни Клотильды прошла в тихом, уютном Веймаре – городе Гёте и Шиллера. Фон Мальтиц, успешно совмещая службу российского дипломата с деятельностью немецкого писателя и поэта, окружил Клотильду любовью и вниманием.

После смерти мужа весной 1870 г. Клотильда писала: "Я прошла через ужасные часы страданий и печали, мне показалось, что моё сердце умерло. Я была избалована мужем. Я слишком была приучена быть любимой". В 1870 г. Клотильда переехал из Веймара в городок под Карлсбадом. Баронесса Клотильда фон Мальтиц умерла в Тюрингии ранней осенью 1882 г.

Возможно, Клотильда фон Ботмер – адресат стихотворения "Я встретил вас".

 

Ещё о Клотильде фон Ботмер 

Элеонора фон Ботмер
Я встретил вас – и все былое
Женщины Тютчева