Яндекс.Недвижимость: квартиры в новостройках от застройщика. Квартиры в ипотеку


Гусятников, 3 / Огородная слобода, 1. Дом Плещеевых

Дом по адресу Гусятников, 3 / Огородная слобода, 1 построен в 1910-1911 гг. по проекту Б.М. Нилуса. Большой дом на углу трудно не заметить. Но привлекает он не размерами и не положением, а необычайной мягкостью линий, которую придают ему полукруглые эркеры и волнообразный аттик. Реконструирован в 1980-х гг.

Дом принадлежал потомственному дворянину Алексею Алексеевичу Плещееву и его жене Софье Федоровне Плещеевой. Алексей Алексеевич имел чин XIV класса – коллежского регистратора. Видимо, для него обладание низшим гражданским чином Табели о рангах являлось пустой формальностью. Софья Федоровна, как это часто было в обеспеченных семьях, занималась благотворительностью, будучи членом общества "Дамское попечительство о бедных".

Гусятников, 3 / Огородная слобода, 1. Дом Плещеевых. Фото 2005 г.
Гусятников, 3 / Огородная, 1
Гусятников, 3 / Огородная слобода, 1. Дом Плещеевых. Фото 2005 г.
Гусятников, 3 / Огородная слобода, 1
Гусятников, 3 / Огородная слобода, 1. Дом Плещеевых. Фото 2005 г.
Гусятников, 3 / Огородная, 1

Пять этажей дома занимали элитные квартиры. Здесь жили братья Александр Иванович и Роман Иванович Демины. Оба имели звания потомственного почётного гражданина, первый был директором, а второй – кандидатом в директора Товарищества Садковской мануфактуры "Иван Демин". Кстати, они были совладельцами дома по адресу Лубянский проезд, 9.

В 1920-х гг. в доме Плещеевых поселились "старые большевики." Само Всесоюзное общество старых большевиков заняло бывший особняк Высоцких, стоявший в двух шагах от дома. Конечно, большевики жили не только "старые".

 

Квартира № 25

В сентябре 1926 г. у Марты Яновны Пуринь (1895-1968), жившей с подругой в двадцать пятой квартире, останавливался Николай Островский. Для Николая время было тяжёлым. В романе "Как закалялась сталь" об этой встрече он написал:

"...жизнь Корчагина шла под уклон. О работе не могло быть и речи. Все чаще он проводил дни в кровати...

От Марты пришло письмо. Она звала его к себе погостить и отдохнуть. Павел и без того собирался ехать в Москву со смутной надеждой найти счастье во Всесоюзном ЦК, то есть найти работу, не требующую движения. Но в Москве ему тоже предложили лечиться, обещали поместить в хорошую лечебницу. Он от этого отказался.

Незаметно пробежали девятнадцать дней, прожитых им на квартире Марты и её подруги Нади Петерсон. Целые дни он оставался один. Марта и Надя уходили с утра и приходили вечером. Павел запоем читал – у Марты было много книг...

В одно утро Корчагина не стало в тихой квартире в Гусятниковом переулке. Поезд мчал его на юг, к морю, увозя от сырой, дождливой осени к теплым берегам Южного Крыма..."

 

Гусятников переулок, дом 3 на карте

 

Другие дома в Гусятниковом переулке.

Другие дома в Огородной слободе.